НГУ

Форумы НГУ
Текущее время: Пн дек 11, 2017 4:41 pm

Часовой пояс: UTC + 7 часов




Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Мегагранты?
СообщениеДобавлено: Пт мар 18, 2016 11:40 am 
Не в сети
Плодовитый автор

Зарегистрирован: Вт окт 04, 2005 2:30 pm
Сообщения: 982
Откуда: Alphiya
http://expert.ru/siberia/2016/08/vyi-vs ... k-ponyali/
Очень полезная ссылка прислана выпускниками НГУ по рассылке. Полномочные люди считают что в статье "бред" и нельзя к нему серьезно относится.
Однако, Анализ текста к такому выводу не приводит. Счетная комиссия РФ так же не являются органом производящим бред.
О ошибках и несоответствиях в структуре расходов говорится много, последствий негативных так же немало. Низкая зарплата в НГУ известна и неизменна многие годы.
В любом случае то, что контроль структуры расходов будет производится -шаг позитивный. Задержание ректора Дальневосточного Университета состоялась по результатам проверки - тоже неплохо.

То что Счетная палата РФ отрицательную оценку вынесла по результатам проверки -правомерно. Чудес не бывает. Все естественно. Не те люди в экспертных Советах, многочисленных офффффисах проектных, менеджОры -не просто не эффективные а вредоносные для НГУ. Правильные менеджеры растут из Дел поднятых с нуля. А не с учеб дорого проплаченных НГУ -впустую. Постоянные все " на учебе"...
[color=#408000]Для преподавателей предлагалось прочесть курс Психологии и Педагогики. Несколько раз поднимался разговор на собраниях - что дело полезное и нужное, поскольку образования педагогического нет у 85% преподавателей ( на ФФ , ММФ , ФЕН). Воз и ныне там. Нет даже базовых знаний о том что есть разный подход в обучении тех кто в большей степени воспринимает информацию на слух и тех кто воспринимает и запоминает только то что видит , а не слышит. И экспериментаторы в большей степени относятся - ко второму типу - визуалы.

[/color] На это денег нет. На учебы менеджоров есть.

Журнал Эксперт


Москва, 18 мар, пятница
Вы все не так поняли
Сергей Чернышов, Александра Зенкова 15 фев 2016

Скорее всего, сибирские студенты в 2020 году не будут учиться в вузах из топ-100

Скорее всего, сибирские студенты в 2020 году не будут учиться в вузах из топ-100
Поделиться:
64

Программа «5–100» рискует быть невыполненной. В отношении сибирских университетов, участвующих в программе, вызывает вопросы структура затрат, а также контроль за выполнением мероприятий. Впрочем, оказалось, что некоторые с самого начала не планировали занимать лидерские позиции в рейтингах
Теги

Наука
Образование
Федеральный университет

В конце января Счетная палата РФ представила доклад, из которого следует, что программа повышения конкурентоспособности ведущих российских вузов (так называемая программа «5–100») имеет все риски быть невыполненной к 2020 году. Аргументы аудиторов — неэффективная трата бюджетных средств, диспропорции в развитии отдельных направлений, отсутствие стратегического целеполагания на университетском уровне. Ректоры вузов возражают, ссылаясь на специфику университетской сферы, а также на рейтинги — многие университеты действительно улучшили свои позиции. Правда, до желаемой цели — попадания в топ-100 мировых рейтингов (речь идет, как правило, о ARWU, THE и QS) — по крайней мере, сибирским университетам все еще далеко. И, как оказалось, на самом деле не все туда и стремятся.

Среди знаменитых «майских указов» Владимира Путина, которые он подписал сразу после своей инаугурации в мае 2012 года, есть один, выполнение которого зависит не только от возможностей чиновников в части перераспределения бюджетных средств, но и от глобальных маркетинговых усилий многих сторон. Это указ № 599 «О мерах по реализации государственной политики в сфере образования и науки», в котором содержится конкретная задача — «вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов». Коротко эту программу сразу же назвали «5–100».

По большому счету, в программе не было ничего неожиданного. Во-первых, она вполне ложилась в тренд выделения среди всех российских вузов «элитарных» групп, развитию которых уделяется особое внимание — вначале это были федеральные, затем нацио­нальные исследовательские университеты. Многие из них, кстати, и стали участниками программы «5–100». На фоне сокращения количества вузов в целом (если в 2008–2009 учебном году их в России без учета филиалов было, по данным Росстата, 1 080, то сейчас — уже около 950), это теоретически позволит улучшить качество российской высшей школы в целом.

Во-вторых, Россия пошла по пути, который развивающиеся страны наметили еще 20–30 лет назад. Так, аналогичная программа с объемом финансирования 10 млрд долларов за 20 лет была запущена в 1995 году в Китае (во-многом, именно поэтому, как считается, Китай вышел на второе место в мире по количеству научных публикаций), ныне подобные проекты запущены в Германии, Франции и других странах.

Уже в 2013 году Минобрнауки РФ приступило к активной фазе реализации программы, на которую в 2013–2016 годах было запланировано потратить 44,5 млрд руб­лей (как видно, кстати, на порядок меньше, чем в том же Китае). В том же году было выбрано 15 российских университетов — участников программы, среди которых в итоге оказалось три сибирских — Томский госуниверситет, Томский политехнический университет и Новосибирский госуниверситет (в конце 2015 года этот список пополнился еще и Сибирским федеральным университетом).

Амбициозность программы была понятна сразу. В 2013 году ни один из выбранных для участия в «5–100» университетов (учитывая, что МГУ и СПбГУ в программе не участвуют) даже близко не стоял к сотне лучших в мире. Например, в рейтинге QS первый из выбранных вузов — НГУ — располагался в 2013 году на 371 месте, Уральский федеральный университет на 451–500 месте. В рейтинге THE — на 226–250 месте располагался МИФИ.
Три претензии аудиторов

За минувшие 4–5 лет ситуация с рейтингами (кто бы из ректоров что ни говорил, а указ президента вполне конкретен — критерием в нем являются рейтинги) радикально не изменилась (см. таблицу 1), при этом до заветного 2020 года осталось совсем немного. Источник аналитики по проблемам, с которыми столкнулись администраторы программы, возник неожиданно — им оказалась Счетная палата. В январе ведомство представило доклад, в котором выделило основные претензии к Минобрнауки РФ и самим университетам.

Если коротко, то их несколько. Первая — неэффективная система трат средств в рамках программы. Например, в 2014 году пять вузов получили больше обещанного, а девять университетов — гораздо меньше, чем рассчитывали, при этом от качества выполнения критериев оценки, как оказывается, объем выделенных денег не зависит.

Вторая — непонятны и сами критерии эффективности. Если президентский указ оперирует рейтингами, то во многих договорах Минобрнауки РФ с университетами (а средства распределяются именно через отдельные договоры с вузами на участие в проекте), критерий вхождения в топ-100 или вовсе отсутствует, или предусматривается вхождение в 200, или даже 300 лучших университетов (например, в случае с Дальневосточным федеральным университетом и Самарским аэрокосмическим университетом).

Третья — структура затрат в самих университетах вызывает вопросы. «Уровень зарплаты иностранных граждан в несколько раз выше, чем у российских ученых. Например, в 2014 году в Томском политехническом университете иностранные научные работники получали в месяц 380,4 тыс. руб­лей, а российские — только 98,8 тыс. руб­лей», — говорится в докладе Счетной палаты.
Рейтинги — ничто

Претензии Счетной палаты были восприняты неоднозначно как в Минобрнауки, так и в самих университетах, ректоры которых напирали на незнание аудиторами вузовской специфики. Интересно и то, что данные доклада расходятся с официальной министерской позицией. Например, буквально в декабре прошлого года на встрече в Томске замминистра образования и науки РФ Александр Повалко заявил, что «университеты Томска попали в лидирующую группу вполне заслуженно. И у политехнического, и у госуниверситета есть очевидные приобретения — речь идет и о новых научных подразделениях, и об образовательных программах. Но надо сказать, что каждый университет выбрал свой путь <…> ТПУ идет, наверное, более системно, госуниверситет с чуть большей фантазией подходит (к развитию)». До доклада Счетной палаты, в котором необоснованные траты ТПУ выделены отдельной строкой, оставалось чуть больше месяца.

«Эксперт-Сибирь» обратился в четыре сибирских вуза, входящих в программу «5–100». К сожалению, ответы удалось прислать только Томскому госуниверситету и Сибирскому федеральному университету. Два этих университета как участники программы «5–100» отличаются: ТГУ только в 2015 году получил чуть менее 1 млрд руб­лей поддержки (см. график 1), тогда как СФУ, вошедший в программу в ноябре 2015 года, пока довольствуется лишь звучным статусом. Однако позиция ректоратов по основным проблемам в целом идентична.

Первое и самое главное мнение: рейтинги — не самое важное. «Главный индикатор программы — попадание в рейтинги. И, конечно, ряд особо рьяных с точки зрения исполнительской дисциплины университетов ставит рейтинги самоцелью. Мы понимаем такие риски и поэтому с самого начала пошли совершенно по иному пути. <…> Мы прекрасно понимаем, что самое главное — реальные внутренние изменения и международная конкурентоспособность университета. В условиях глобализации общества и экономики мы сегодня начинаем конкурировать за ресурсы и таланты на открытом международном научно-образовательном пространстве», — говорил в интервью «Эксперту-Сибирь» ректор ТГУ Эдуард Галажинский (см. «Классический университет нужен экономике завтрашнего дня» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2015 год). Аналогичная позиция сохраняется и сейчас (см. врез на стр. 38).

Тем не менее, отчетность университетов сохраняет упоминание о рейтингах, правда, акцент сделан на их регио­нальные или отраслевые части, поппасть в топ-100 которых априори проще. Например, ТГУ в регио­нальном рейтинге QS для стран БРИКС уже занимает 44 место, в регио­нальном рейтинге QS ЕЕСА («Развивающаяся Европа и Центральная Азия») — 27 место и так далее. Аналогичная ситуация и в остальных сибирских университетах.

Еще один растущий показатель отчетности — публикации, индексируемые в международных системах Scopus и WebofScience. В том же ТГУ зафиксирован рост в 300%. «Объем исследований увеличился более чем в полтора раза, формирование мультикультурной среды и интернационализация привели к доли иностранных студентов до 13,2%. Общее количество иностранных обучающихся по очной форме составило 1 653 человека. Все планируемые результаты деятельности в 2014–2015 годы были выполнены», — констатирует проректор по программам развития ТГУ Дмитрий Сухушин.
Указанные достижения также в целом типичны для российских университетов из программы «5–100». Но важно понимать, что именно они и достигаются относительно простыми средствами — а именно, существенными финансовыми сложениями. По сути, некоторые направления «накачиваются» деньгами, позволяя достигать взрывных результатов. Так, известно, что зарубежные журналы, входящие в Scopus и WebofScience, пожалуй, не менее российских вузов рады их вхождению в «5–100», поскольку гарантированный спрос на их услуги (как правило, недешевые) теперь точно обеспечен. В подтверж­дение этого тезиса — структура затрат по программе «5–100» Новосибирского госуниверситета в 2015 году (см. график 2). Видно, что существенная доля затрат — 37%, или 294 миллиона руб­лей — приходится на пункт «Поддержка высокорейтинговых научно-педагогических работников». Второй по объему затрат пункт — «Текущие ремонты» (16% сметы, или 130 миллионов руб­лей). Для сравнения — за тот же период на пункт «Развитие науки» было запланировано потратить лишь 58 миллионов руб­лей, на «Интернационализацию» — 52,2 млн руб­лей. Скорее всего, «Поддержка высокорейтинговых НПР» — это и есть та самая «накачка публикаций», за которой стоят большие счета на размещение статей в индексируемых журналах. Приводит ли это к реальному развитию исследовательских процессов? Возможно, но очевидно, что при таком раскладе зависимость не может быть линейной. Тем более что и ректор НГУ Михаил Федорук, выступая на одной из презентаций программы развития университета, заявлял, что «Новосибирский государственный университет будет и дальше развивать и использовать уникальный интеллектуальный ресурс всего новосибирского Академгородка. Видно, что эта стратегия уже дала свои результаты». Если коротко: берем ученых Академгородка, публикуем в научных журналах и отчитываемся повышением рейтингов.
Не все так однозначно

Впрочем, отдельные показатели выполнения программы необходимо обсудить особо. Например, критикуемое привлечение иностранных ученых за повышенные зарплаты. Аргумент университетов понятен: если вуз хочет стать одним из лидеров в мировом рейтинге, он должен привлекать мировых ученых. Добавим — и по мировым ценам. «Я бы не стал делить ученых на иностранных и наших. Величина дохода напрямую зависит от веса ученого в научном мире: индекса Хирша, количества публикаций и так далее, включая наличие дополнительных навыков и компетенций (знание языка, опыт работы в других научных организациях). Приглашение иностранца в университет и удержание его тут денежным потоком не может быть самоцелью. Выбирая между профессором из соседнего университета с индексом Хирша в несколько десятков и иностранным ученым, вообще таковым не обладающим, поверьте, в нормальном университете выберут первого и постараются платить ему достойно», — говорит проректор по науке и международному сотрудничеству СФУ Сергей Верховец. «По уровню оплаты труда они не находятся в исключительных условиях, он сопоставим с размером выплат отечественным исследователям и преподавателям, имеющим такие же результаты», — соглашается Дмитрий Сухушин.

Также нельзя утверждать, что затраты являются неконтролируемыми и бессистемными. Даже если и так, то ответственность за это несет не только администрация университета, но и члены различных наблюдательных структур, которые создаются в каждом вузе, реализующем программу «5–100». Как правило, это не формальные организации, а реально работающие с привлечением международных экспертов органы, которые собираются регулярно и устраивают вполне содержательные дискуссии.

Наконец, важно понимать и то, что университеты не существуют в вакууме. Экономическая и политическая конъюнктура, невозможность планировать на длительный срок — эти и другие факторы, работающие против бизнеса, аналогично действуют и в отношении университетов. «Финансирование исследовательских проектов и образовательных программ в российских университетах имеют краткий среднесрочный характер. Решение задачи по созданию передовых центров исследований и инноваций требует «длинных» денег, их отсутствие снижает горизонт планирования и принятия решений. Очевидно, что выполнение Программа осложняется ростом курса валют, что приводит к снижению ресурсного обеспечения ее мероприятий в связи с увеличением объемов расходов в валютном эквиваленте», — перечисляет Сергей Верховец факторы, сдерживающие реализацию «5–100».

В то же время похоже, что Минобрнауки склоняется к варианту централизации процессов управления программами развития. В начале февраля ведомство разместило интересный тендер на создание «экспертно-методологического и консультационного центра», который будет разрабатывать понятие «опорный университет» (еще одна форма «особых» вузов, введенная в 2015 году), а также займется типовыми моделями управления и программы развития подобных учреждений. На это Минобрнауки готово потратить 275 млн руб­лей в течение двух лет. Это вполне возможно трактовать как признание неэффективности модели самостоятельного выбора вузами программ развития. Кроме того, зная, как обычно строится внедрение «рекомендованных» программ, следует быть готовыми к тому, что развитием «опорных университетов» все же будут управлять централизованно. Это важный аргумент при выяснении официальной позиции по вопросам реализации программы «5–100».

Насколько реалистичным остается вхождение вашего университета в топ-100 ведущих мировых университетов к 2020 году?

Проректор по программам развития ТГУ Дмитрий Сухушин

— Задачей проекта является построение университета мирового класса с диверсифицированным финансированием, с высокоэффективным профессио­нальным управлением, с высокой концентрацией талантливых исследователей и преподавателей. Такой университет сможет конкурировать на мировых рынках.

Одним из инструментов измерения признания университета являются мировые рейтинги. При необратимой поступательной трансформации университета в университет мирового класса вхождение в топ-100 является реалистичным в неотдаленном будущем.

Проректор по науке и международному сотрудничеству СФУ Сергей Верховец

— В дорожной карте, которую мы представляли и защитили, мы не ставили цель войти в топ-100 ведущих вузов во всех международных рейтингах. Мы реально оценили свои силы и решили сосредоточиться на ряде ключевых направлений, где мы реально имеем хороший задел, позволяющий нам войти и закрепиться в числе ведущих мировых университетов по основным международным (THE или QS) и предметным рейтингам (QSEnvironmentalSciences (топ-200), QSAgriculture&ForestrySciences (топ-100), QSEarth&MarineSciences (топ-200).

Принципиальный момент: попадание в топ-100 не было и не будет самоцелью. Наша задача — повысить уровень кадров, востребованных в экономике, международную репутацию и навыки работы на глобальных рынках образования и инноваций. Мы все равно работали бы в этом направлении, но ресурсная поддержка, которую мы рассчитываем получить, войдя в пул университетов 5–100, должна помочь решить эти задачи быстрее.
График 1
Объем финансирования по программе 5-100 в 2015 году
График 2
Структура затрат по программе 5-100 в НГУ - по ссылке вначале.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: мегагранты
СообщениеДобавлено: Пт апр 15, 2016 2:34 pm 
Не в сети
Плодовитый автор

Зарегистрирован: Вт окт 04, 2005 2:30 pm
Сообщения: 982
Откуда: Alphiya
возможность сотрудничества с известными учеными, опыт работы на современном исследовательском оборудовании, активное изучение динамично развивающихся областей науки под руководством лучших профессоров.

Создание привлекательных рабочих мест для научных сотрудников в Академгородке позволит сократить поток уезжающих за рубеж коллег, из-за недостаточной исследовательской базы и финансирования.

Пожалуйста - если кто то именно такую заявленную возможность получил и использовал напишите пожалуйста в тему или на ЛС.

Мегагранты

Национальный исследовательский Новосибирский государственный университет ведет работу по 8 мегагрантам, выигранных в нескольких открытых публичных конкурсах Правительства России для государственной поддержки научных исследований. Исследования проводятся под руководством ведущих ученых в российских вузах. Гранты рассчитаны на 3 года, за время которых для исследований и оборудования лабораторий выделяют до 150 млн. рублей (на 2010-1012 - 150 млн.рублей, при продлении финансирования – еще 90 млн. рублей на 2013-2014).

Руководитель каждого исследования в рамках выигранных мегагрантов – ученый с мировым именем. Исследования ведутся не только на базе новых лабораторий в НГУ, но и с привлечением институтов, сотрудников и исследовательских баз СО РАН. Для студентов и сотрудников НГУ участие в мегагрантах дает еще одну возможность сотрудничества с известными учеными, опыт работы на современном исследовательском оборудовании, активное изучение динамично развивающихся областей науки под руководством лучших профессоров.

Создание привлекательных рабочих мест для научных сотрудников в Академгородке позволит сократить поток уезжающих за рубеж коллег, из-за недостаточной исследовательской базы и финансирования.


Студенты НГУ проходят в новых лабораториях практику, ведут исследования и разработки, выполняют бакалаврские и магистерские работы.

НГУ ведет работу по 8 мегагрантам:

Первый конкурс мегагрантов (2010 год)

В первом конкурсе мегагрантов приняли участие 179 российских вузов и 512 учёных. Из 507 заявок финансирование получили 39, а на 2013-2014 гг продлили гранты 22 лабораториям.

1. Мегагрант под руководством Петра Михайловича Чумакова (Медицина);

2. Мегагрант под руководством Владимира Евгеньевича Захарова (Физика);

3. Мегагрант под руководством М. Андреаса Тумма (Физика);

Второй конкурс мегагрантов (2011)

4. Мегагрант под руководством Александра Дмитриевича Долгова (Астрономия и астрофизика);

5. Мегагрант под руководством Кемала Ханьялича (Энергетика, энергоэффективность и энергосбережение);

6. Мегагрант под руководством Роберта Каптейна (Химия).

Третий конкурс мегагрантов (2013)

7. Мегагрант под руководством Сергея Константиновича Турицына (Физика);

Четвертый конкурс мегагрантов (2014)

8. Мегагрант под руководством Сергея Феликсовича Гимельштейна (Астронавтика).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 7 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB